Кряшенская Духовная Миссия
Н.И.Ильминский и насаждение начатков культуры среди Поволжских народностей

Н.И.Ильминский и насаждение начатков культуры среди Поволжских народностей

Н.И.Ильминский и насаждение начатков культуры среди Поволжских народностей

Н.И.Ильминский и насаждение начатков культуры среди Поволжских народностей

Для противодействия и нейтрализации реакционной деятельности мусульманских миссионеров в 60-х годах XIX в. по идее Н.И.Ильминского возникли Казанская кряшенская школа, Симбирская учительская школа и Казанская инородческая учительская семинария, а также и начальные школы в сельских местностях с преподаванием по его же системе на родном и русском языках. Предварительно тем же Н.И.Ильминским, с привлечением представителя соответствующей народности в качестве помощника, (например, чувашина И.Я.Яковлева, кряшена В.Т.Тимофеева и др.) была создана своя письменность с русскими буквенными обозначе­ниями, причем с учетом особенностей данного языка. Результатом рас­пространения весьма скромного и, с нашей современной точки зрения, далеко несовершенного просвещения, было то, что темпы отатаривания чуваш, мари, удмуртов, мордвы и кряшен значительно спали и вскоре этот процесс почти полностью прекратился у всех народностей, так что часть каждой из них была сохранена от полного исчезновения.
“Симбирская чувашская учительская школа была для чувашского народа единственным окном в темном царстве старой России. Без этого света чувашский народ ушел бы из истории. Чуваши перестали бы быть собой”,1) то же самое могли бы сказать кряшены про Казанскую кряшенскую учительскую школу и вместе с татарами отметить ее 100-летний юбилей, подобно тому, как торжественно и всенародно в 1968 г. отме­чался в Чувашской АССР 100-летие Симбирской чувашской учительской школы, если бы и в Татарской АССР существовала объективная и марксистская оценка событий прошлых времен и отатаривания других народ­ностей края.
К просветительской деятельности Н.И.Ильминского, к созданным им школам, включая Казанскую кряшенскую (крещено-татарскую) школу полностью можно отнести следующие слова Ф.Энгельса: “Россия действительно играет положительную роль по отношению к Востоку. Несмотря на всю свою мерзость и славянскую грязь, господство России играет цивилизующую роль для Черного, Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар”. Упоминалось кратко, что Н.И.Ильминский создал для Поволжских народов письменность, которой у них до этого не существовало и по его идее и непосредственном личном участии в 60-х годах XIX в. возникли начальные и учительские школы, в которых обучение шло по созданной им же системе, способствующей более легкому освоению учащимися русского языка, т.е. сближения с русским народом, а через это открывало упомянутым народностям путь к современной культуре. При существовавшем в те времена в правительственных сфе­рах и учреждениях старой России, большею частью, неблагожелательного, а скорее пренебрежительного отношения к “инородцам”, открытие для них школ с преподаванием на родных языках было не легким делом.
Был же Н.И.Ильминский не государственным деятелем, а всего-навсего только профессором Казанского Университета, а с 1872 г. директором созданной им же Казанской инородческой учительской семинарии, где вместе с русскими не менее половины состава учащихся были из нерус­ских народностей. В своей просветительской деятельности Н.И.Ильминский не делал никакого различия религиозного, национального и пр. в отношении любой народности.
Вот что об этом говорит проф. Б.С.Сулейманов, который сам по национальности казах: “Действительно, в деле организации народного образования в национальных районах многие деятели просвещения того времени, в том числе И.Я.Яковлев (чувашин), и Алтынсарин (казах), известный татарский просветитель Каюм Насыров и другие почти постоянно обращались к Н.И.Ильминскому за советом и поддержкой перед местной царской администрацией”.
Отметим, наконец, что при содействии того же Н.И.Ильминского в 1876 г. была открыта первая татарская учительская школа в Казани с целью подготовки преподавателей для начальных русско-татарских школ, возникших при ближайшем участии того же Н.И.Ильминского. В указанных школах учащиеся получали современные светские знания, в отличие от многочисленных медресе и мектебов при мечетях, которые были мусульманскими чисто духовно-религиозными учебными заведениями.
За исключением татар, все Поволжские народы признают заслуги Н.И.Ильминского, почитают его память с чувством глубокой благодар­ности.
На юбилейной научной сессии, посвященной 120 летию со дня рож­дения И.Я.Яковлева и 100 летию Симбирской учительской школы, решитель­но все докладчики не обошлись без упоминания Н.И.Ильминского и доброго слова по его адресу...2)
Приведем только некоторые такие выдержки из этих докладов:
1)  “Благодаря неимоверным усилиям И.Я.Яковлева школа расширилась, с помощью И.Н.Ульянова, И.Н.Ильминского и др., оформилась в специальное учебное заведение и, наконец, развилась в Чувашскую учительскую школу” (доц. А.С.Марков).
2)  “Учеба в Казанском университете, особенно знакомство с Н.И.Ильминским и организованной им Крещено-татарской (кряшенской) школой окончательно определили жизненный путь И.Я.Яковлева. Н.И.Ильминский в лице И.Я.Яковлева видел человека, который готов был весь отдаться делу просвещения своего народа. Из бесед с Н.И.Ильминским И.Я.Яковлев понял, что родной язык является могучей силой в поднятии культурного уровня народа... Встречи и продолжительные беседы с Н.И.Ильминским вдохновляли молодого студента, вселяли в него веру в возможность поднятия культуры его родного народа.” (доц. В.Т.Харитонов).
3)  “Назначение штатного учителя (в Симб. чув. школу) последовало после ходатайства И.Я.Яковлева, проф. Н.И.Ильминского и И.Н.Ульянова перед учебным округом”. (доц. Н.Г.Краснов).
4)  “Следует особо подчеркнуть, что система обучения “инородцев” грамоте, разработанная проф. Н.И.Ильминским и применявшаяся в Казанской учительской семинарии и Симбирской чувашской учительской школе, положила конец интенсивному процессу, отатаривания чуваш ”. (доц. Н.Г.Краснов).
5)  “И.Я.Яковлева поддерживали лишь немногие деятели просвещения: Н.И.Ильминский и директор Казанского учительского института А.И.Анастасьев” (доц. Н.Г.Краснов).
6)  “вместе со своими первымн учениками, под руководством проф. Н.И.Ильминского, в соавторстве с В.А.Белинским, он (т.е. И.Я.Яковлев) составил чувашский алфавит, перевел с русского языка ряд книг и выпус­тил чувашский букварь в нескольких изданиях” (доц. Н.Г.Краснов).
7)  “...педагогической бюрократии, от которой я за время пятиде­сятилетней моей педагогической деятельности вынес столько гонений, отчасти потому, что являлся одним из главных последователей и сотрудников великого просветителя инородцев Н.И.Ильминского...” (Объяснительная записка И.Я.Яковлева к В.И.Ленину от 23/ХI/1920 г.)
8)  “Благодарно оглядываясь, как деятель и педагог на ниве обра­зования и воспитания инородцев, я не могу не упомянуть, кроме незабвенного моего учителя и вдохновителя Н.И.Ильминского, такие светлые личности, как попечитель Казанского учебного округа П.Д.Шестаков, директор Казанских народных училищ И.А.Износков и Ваш, покойный батюшка, Илья Николаевич...” (Объяснительная записка И.Я.Яковлева к В.И.Ленину от 23/ХI/1920 г.)
Наконец, из опубликованной в последнее время научно-исследовательской работы о Н.И.Ильминском3) узнаем, что семья Ульяновых бывали в Казани у Ильминских, что Н.И.Ильминский совместно с И.Я.Яковлевым делал попытку спасти от казни Александра Ульянова и, наконец, есть предположение, что Владимир Ульянов получил разрешение на сдачу экстернума за юридический факультет при Казанском универ­ситете в результате ходатайства проф. Н.И.Ильминского, причем после того, как по своим прошениям семь раз молодой В.Ульянов получал только отказы.
Теперь посмотрим, какова оценка Н.И.Ильминского и его деятельности в Татарской АССР. Вот что читаем в фундаментальном коллективном труде “История Татарской СССР” (Таткнигоиздат, 1955 г.) :
“Новый метод обрусения крещеной части нерусского населения разработал и применил крайний монархист и верный слуга царского правительства Н.И.Ильминский.
В основу своей руссификаторской деятельности Ильминский по­ложил создание письменности для всех крещенных инородцев на их родном языке” (стр. 354).
“Вся система Ильминского была направлена на христианизацию нерусского населения и является наиболее утонченной формой национального угнетения” (стр. 355).
В другом столь же основательном историческом труде: “Татары Среднего Поволжья и Приуралия”, изданном в 1967 г. Казанским институтом языка и истории, сказано: “Ввиду того, что старые методы, вроде насильственного крещения оказались не эффективными, ищутся новые пути. Этот новый путь к обрусению был предложен известным педагогом обрусителем Н.И.Ильминским” (стр. 385, автор М.Г.Хисамутдинов).
Наконец, возьмем уже не коллективный труд, а персональную ра­боту еще одного автора, Я.И.Ханбикова - работу, рекомендуемую в ка­честве пособия для студентов и преподавателей, на которую мы ранее уже ссылались, при рассмотрении другого вопроса.
Читаем: “Второе направление, выражавшее реакционную политику царского самодержавия по отношению к нерусским народам можно наз­вать миссионерской педагогикой. Это направление преследовавшее цели христианизации и насильственной руссификации было начато еще в ХVII в. и получило свое концентрированное выражение в педагогической системе Ильминского” (стр. 30).
Далее: “Ярыми сторонниками христианизации были министр просвещения мракобес Д.А.Толстой и профессор Н.И.Ильминский”.
Ни в одном из упомянутых исторических трудах, изданных в Татарской АССР в самое почти последнее время, не говорится, при ка­ких условиях протекала и в чем действительно выражалась деятельность Н.И.Ильминского. Не упоминается и о том, что в резулътате действительно весьма успешной миссионерской деятельности мусульманского духовенства и националистов, действовавших в конечном счете в ин­тересах враждебной России Султанистской Турции, причем не скрывая этого, татарский народ был доведен до предела невежества и темноты, при одновременной крайней неприязни к русскому народу и его Европейской культуре, а остальные темные Поволжские народы оказались на краю исчезновения в результате отатаривания. О руссификации и тем более насильственной не могло быть в тех условиях и речи. Надо было спасти хотя бы часть тех же чуваш, марийцев, удмуртов, кряшен и мордвы от полного исчезновения из истории, как отдельных народностей. Это удалось сделать благодаря созданию для каждой своей письменности, открытию начальных и учительских учебных заведений с преподаванием светских знаний, а также русского языка. Это вело к сближению с русским народом и ознакомлению хотя бы с начатками Европейской культуры. Во всем заслуга Н.И.Ильминского огромна и потому все упомянутые выше народы, за исключением татар, глубоко почитают его память и его просветительскую деятельность, как мы это увидели на примере празднования 100 летия Симбирской чувашской учительской школы, являющейся, как Казанская кряшенская учительская школа и Казанская учительская семинария, детищем Н.И.Ильминского.
В рассмотренных выше и изданных в Татарской АССР исторических трудах, как мы уже видели, вопрос об Н.И.Ильминском и его деятельности ставится вверх ногами, говоря о руссификации, миссионерской деятельности и пр., приписывая ему всевозможные злонамерения. Это напоминает анекдот, где сам виноватый, кричит: “Держи вора”, чтобы от себя отвлечь внимание.
На самом же деле в те времена “обрусение” чувашина или предста­вителя другой народности края едва ли происходило в единичных случаях, а вот “отатаривание” их шло в самых широких размерах, целыми селениями и районами. Это было приостановлено, благодаря деятельности Н.И.Ильминского, чем и объясняется большая неприязнь к нему татарских буржуазных националистов (“миллятчеляр”).
Такую же неприязнь к деятельности Н.И.Ильминского и лично к нему со стороны современных татарских историков можно понять только в том случае, если допустить, что эти историки до сего времени продолжают оставаться под влиянием идей тех же былых националистов.
Под всем тем, что пишется относительно Н.И.Ильминского в трудах, издаваемых в Татарской АССР, с удовольствием расписались бы любой былой националист или современный комментатор на татарском языке радиостанции “Свобода” (“Азатлык” радиостанциясы). Расписались бы с большой радостью особенно потому, что посеянные ими в свое время идеи до сего времени, уже в третьем поколении, сохраняется, несмотря на полстолетие Советской власти.
 
В Ы В О Д Ы
В современных исторических трудах, изданных в Татарской АССР, мы видим, совпадающие со взглядами былых буржуазных националистов, резко отрицательную оценку личности и деятельности Н.И.Ильминского, в противоположность весьма положительной и признательной точке зрения историков и представителей других Поволжских народностей.
Результатом же деятельности Н.И.Ильминского, как известно, было, путем распространения зачатков просвещения, устранение угрозы отатаривания и полного исчезновения из истории упомянутых народностей: чуваш, мордвы, марийцев, кряшен и удмуртов.
Перенятые от былых националистов взгляды на рассматриваемый вопрос и другие наносные идеи из того же источника (например, идеализация Казанского ханства и пр.) в солидных исторических трудах, переходя на школьные занятия и учебники по истории татар, конечно, не будут способствовать воспитанию молодежи в духе дружбы народов и интернационализма.
 
1.  “И.Я.Яковлев и его школа”, Чувашкнигоиздат, Чебоксары, 1971 г. - Доклад доц. Н.Г.Краснова, стр. 48.
2.  Примечание автора: Ту же роль сыграла Казанская кряшенская (крещено-татарская) учительская школа в отношении кряшен.
3.  Н.Г.Краснов “О роли Н.И.Ильминского в просвещении чуваш”. Ученые записки Н.И.И. при Сов. Министров Чувашской АССР, вып. 52,Чебоксары, 1968 г.
 
Доцент /Максимов/
1/ХII-1973 г.
195271, г.Ленинград, Просп. Мечникова 5, корп. 2, кв.272

Максимов Иван Георгиевич.