Религиозный фактор в кряшенском национальном движении

 Раис Сулейманов

9 сентября 2013 года состоялась научная конференция«Религиозный фактор в кряшенском национальном движении», организованная Приволжским центром региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ). Мероприятие прошло в рамках заседания Казанского экспертного клуба РИСИ.

Открывая работу конференции, ее модератор Раис Сулейманов отметил, что Российский институт стратегических исследований уделяет внимание кряшенской проблематике: за три года существования его филиала в Казани это уже третья по счету научная конференция, которую в рамках Казанского экспертного клуба РИСИ провел Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований (27 декабря 2011 года была проведена конференция «Николай Ильминский и кряшенское национальное движение»; 23 ноября 2012 года прошла конференция «Национальное самоопределение кряшен: история и современность»).

Председатель Совета ветеранов кряшенского движения г.Казани, кандидат исторических наук Аркадий Фокин выступил с докладом «Мусульманская и православная миссии среди кряшен: позиции и характер противостояния». Ученый привел множество фактов, которые разоблачают утвердившийся в татарской историографии миф о кряшенах как продукте насильственной христианизации татар-мусульман царским правительством после взятия Казани Иваном Грозным. «Когда в 1555 году была учреждена Казанская епархия, Иван Грозный, обращаясь к первому ее архиепископу Гурию, говорил о старокрещенных, т.е. тех, кто принял православие задолго до взятия Казани», — отметил Фокин. Более того, до начала ХХ века были целые населенные пункты, в которых проживали кряшены-язычники, что убедительно опровергает миф о том, что кряшены – это бывшие мусульмане. Более того, по словам Фокина, попытка вывести этноним «кряшены» из слова «крещенные» не состоятельна: ни один народ, принявший православие, не получал название по факту крещения (равно, как нет ни одного другого народа, принявшего ислам или буддизм, который получил бы этноним на основе смены конфессиональной принадлежности), также как по-татарски слово«крещенный» будет «чукынган», что, мягко говоря, невозможно провести от слова «крещенные».

Научный сотрудник РИСИ Раис Сулейманов в своем докладе «Православное духовенство в кряшенском национальном движении на современном этапе» привел ряд статистических данных: сегодня в Татарстане служат священниками 20 этнических кряшен, однако только шесть из них ведут службу на церковно-кряшенском языке: это приходы в Казани, деревнях Кряш-Серда (Пестречинский район), Мелекес (Тукаевский район), Ляки (Сармановский район), Чура (Кукморский район), Аты (Нижнекамский район). «Поскольку этническая самоидентификация у кряшен зиждется на религиозном факторе, именно православному духовенству уделяется огромная роль в национальном самоопределении кряшен», — отметил эксперт, добавив, что последнее будет укрепляться только благодаря воцерковлению широких слоев кряшенского народа. При этом Сулейманов отметил проблемы, с которыми сталкивается кряшенское духовенство в своей православной миссии среди своего народа: дефицит кряшенского духовенства; нежелание тех кряшен, что отучились в семинариях идти служить именно в кряшенские приходы, поскольку они бедные (поэтому большинство этнически кряшенских священников выбирают русские села); отсутствие планомерной подготовки духовенства из числа кряшен, способных служить на церковно-кряшенском языке, что решить можно было бы за счет создания кряшенского отделения в какой-нибудь семинарии; необходимость высшего иерарха (епископа и др.) из числа кряшен; дефицит религиозной литературы на церковно-кряшенском языке. Эксперт добавил, что в последнем случае речь идет не только в издании и переводе богослужебных книг, но и издание религиозно-художественных произведений наподобие книги «Несвятые святые» о.Тихона(Шевкунова), ставшей весьма популярной в среде даже не активно верующей части этнически православного населения.

Начальник Сектора исследований межнациональных и религиозных проблем РИСИ Владислава Филяновавыступила с докладом «Отношение Русской Православной церкви к кряшенскому вопросу». Религиовед сообщила, что в постсоветских странах тенденцией стало желание либо не замечать малочисленные православные народы (в регионах, где они являются меньшинством), либо сознательно переписывать религиозную историю с целью разрыва духовных связей с дружественными народами. Например,  с Москвой(как это происходит на Украине) или с Белградом (как в случае с фальсификациями истории в Черногории). Для националистических режимов вообще характерно фальсифицировать историю Православия. «Но кряшены фактом своего существования разрушают миф о насильственной христианизации нерусских народов России. Покойный патриарх Алексий II в начале 2000-х годов не был равнодушен к обращениям кряшен, заступался за них, обращая внимание на ситуацию в Татарстане. Особенно после разрушения строящейся церкви святой Татьяны в Набережных Челнах», — рассказала Филянова. При этом эксперт отметила, что в массовом сознании московской православной общественности кряшены воспринимаются как самостоятельный этнос. По ее словам, кряшены возлагали большую надежду на визит патриарха Кирилла в Казань в 2012 году, однако он не состоялся, но при этом в Интернете появлялась провокативная информация, о том, что кряшены намерены требовать для себя независимую национальную церковь. Религиовед склонна считать, что у патриархии, скорее всего, нет четкой стратегии по работе с кряшенами из-за недостатка информации по этому вопросу.

Настоятель церкви св.Николая дер.Кряш-Серда Пестречинского района Республики Татарстан о.Димитрий(Сизов) рассказал о современной кряшенской духовной миссии. «Кряшенская духовная миссия – это союз этнически кряшенских священников, самих кряшен и всех сочувствующих и поддерживающих деятельность по воцерковлению кряшен», — дал определение этому явлению священник. Официально со стороны местной митрополии и патриархии РПЦ подобная миссия поддерживается, хотя территориально она ограничена Татарстаном, при том, что кряшенские населенные пункты также располагаются в Удмуртии, Башкортостане, Марий Эл и Челябинской области. Кряшенская духовная миссия зародилась в 1989 году в Казани, когда был основан кряшенский приход, первоначально располагавшийся в Никольком соборе (в 1995 году была открыта Тихвинская церковь, куда и перебазировался кряшенский приход). Основная работа кряшенской духовной миссии – перевод и издание богослужебной литературы. В 2005 году была завершена работа по полному переводу Священного Писания на церковно-кряшенский язык. Шесть приходов с богослужением на церковно-кряшенском языке для 250-тысячного кряшенского населения Татарстана, безусловно, мало. К примеру, в Мамадышском районе, в котором больше всего проживает кряшен, нет ни одной церкви, где служат на церковно-кряшенском языке. В результате выходом является только выезды в весенне-летний период кряшенских священников в села для совершения в них богослужений, что на самом деле не может быть нормальным явлением. Кряшенская общественность в Набережных Челнах и Нижнекамске выступала с идеей строительства кряшенских церквей, однако городские власти выступали против. В Нижнекамске, в частности, землю под храм не выделил тогдашний мэр Ильсур Метшин (1998-2005), ныне — мэр Казани (с 2005 года).

о.Димитрий выделил три основные проблемы, с которыми сталкивается кряшенская духовная миссия: 1) отсутствие централизации у этой деятельности в ее координации с властями, обычно совершенно безразлично относящаяся к этому, а иногда даже мешая работе; 2) отсутствие хоть какого-то финансирования (иногда это осуществляется за счет средств самих кряшенских священников, живущих очень скромно); 3) нехватка кадров кряшенского духовенства (сейчас в Казанской семинарии учится на заочном отделении один кряшен, который станет в будущем седьмым кряшенским священником; в следующем 2014 году поступит на очное отделение в семинарии на 1 курс один кряшен).

С результатами весьма любопытного исследования выступила студентка 6 курса Казанского государственного медицинского университета Ксения Долгова, которая провела опрос среди студентов-кряшен вуза, в котором она учится, на предмет их религиозной идентификации. Выяснилось, что во всем КГМУ учится 14 студентов-кряшен (9 парней и 5 девушек, преимущественно из Набережных Челнов и Нижнекамска), однако все они стали объектами неправославного прозелитизма. Себя они идентифицировали как адептов Свободной библейской церкви, Общества сознания Кришны, Церкви«Краеугольный камень», Свидетелей Иеговы, саентологии, анастасийцами и славянскими родноверами. Многие участники сразу обратили внимание на то, откуда родом эти студенты-кряшены: как раз именно из тех городов, где власти не давали построить православные храмы, ведущие службу на церковно-кряшенском языке. Сама молодая исследовательница считает одной из причин отхода от православной церкви кряшенского студенчества и попадания в лоно сект слабостью общинной жизни в православных приходах.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Василий Иванов рассказал о результатах своего опроса кряшенской молодежи, целью которого было определить степень соотношения этнической и религиозной идентичности у молодых кряшен. Он опросил 341 кряшена в возрасте от 18 до 35 лет, проживающих в Татарстане. Из них 130 определили свое кряшенство строго по православному вероисповеданию ( «Кряшен значит православный»), независимо от того родители оба кряшены, или они – смешанная по национальности семья. 211 из опрошенных имеют двойную идентичность: кряшенскую и русскую, даже если оба родителя – кряшены. По мнению таких кряшен, это их избавляет от татаризации, когда они могут обозначить себя и как кряшены, и как русские.

Благочинный Лунинского округа Кузнецкой и Никольской Епархии о.Павел (Курганов) выступил с большим докладом о Николае Ильминском (1822-1891) как организаторе и создателя религиозного образования у кряшен.

Тему миссионерско-просветительской системы Николая Ильминского продолжил преподаватель Казанской духовной семинарии, кандидат богословия о.Алексей (Колчерин). Он отметил, что Ильминский взял за основу своей системы татарские медресе как образец начального образования. Это позволяло сделать широкие массы кряшенского населения грамотными.

Казанский историк Игорь Алексеев сделал несколько дополнений и замечаний к ранее прозвучавшим высказываниям о системе Николая Ильминского, а также выступил с сообщением «Православие в Волжской Булгарии, булгарских землях в составе Золотой Орды и Казанском ханстве как исторический феномен». Исследователь отметил, что христианское (и, в первую очередь, православное) присутствие здесь подтверждено целым рядом документальных свидетельств и археологических находок. Общероссийского почитания удостоились, в частности, священномученики Авраамий Болгарский (? – 1229) и Феодор Философ Болгарский (Камский) (? – 1323). Однако данные о распространении христианства в булгарский, ордынский и«казанский» периоды истории до сих пор не систематизированы, и специальных научных исследований на сей счёт не существует. В связи с этим Игорь Алексеев призвал уделять приоритетное внимание сбору и обобщению фактического материала о христианском присутствии в крае и рассмотрению через призму распространения православия истории формирования кряшенского народа, а не заниматься гипотетическим поиском «протокряшен». Одновременно он обратил внимание на игнорируемую в настоящее время научную версию о том, что булгары представляли собой союз тюркских и славянских племён, которой придерживались, например, известный востоковед академик Христиан Френ и археолог П.А.Пономарёв, проводивший в конце XIX – начале ХХ вв. раскопки в Булгаре и Биляре. С точки зрения исследователя, это может в известной степени объяснить не только существующие «неувязки» в части идентификации булгар современниками, но и послужить одной из отправных точек в изучении кряшенской истории. Игорь Алексеев отметил также, что, по его мнению, подобно распространённым терминам «русское православие» и «болгарское православие», имеющим территориальную и этническую «привязки», вполне приемлем и термин «булгарское православие», распространяющийся на кряшен и чуваш.

Помимо выступлений докладчиков по программе конференций было много живой дискуссии с пришедшими гостями. Наиболее ярким запомнилось выступление кряшенского активиста Евгения Петухова, посетовавшего на то, что у кряшен Татарстана мало связей с кряшенами Москвы.

Сама конференция важна тем, что она подняла очень важный аспект: религиозный фактор, который сегодня в Татарстане превращается в наиважнейший аспект политической жизни, неизбежно будет для кряшенского национального движения и для широких слоев кряшенского населения играть определяющую роль. Все это проходит на фоне обращения некоторых кряшен в ислам, включая теперь уже бывших официальных лидеров кряшенской молодежи, причем некоторые из таких кряшен даже стали адептами радикальных исламистских течений (сын бывшего прокурора Чистополя Руслан Спиридонов возглавил банду боевиков-фундаменталистов, экс-депутат Верховного Совета Татарстана Анатолий Васильев стал членом Хизб-ут-Тахрир). Ряд лидеров официозного кряшенского движения предпочитают входить в исполком Всемирного конгресса татар, где сидят вместе с татарскими национал-сепаратистами типа Фаузии Байрамовой и Айдара Хадима, и тем самым признают себя татарами, что для независимого кряшенского национального движения неприемлемо. Вот почему воцерковление кряшен – процесс важен именно для них самих: если они хотят остаться кряшенами в Татарстане, они должны к православию относиться не как к лишь одному из аспектов своей национальной культуры, а как к осознанному выбору, определяющему их образ повседневной жизни, мировоззрение и духовное самосознание.

Источник: http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/16/403/